Breaking news

Плохому премьеру кадило мешает

Во что должны уверовать граждане РФ, сколько минут депутату положено на молитву и почему кадило стало проблемой, — пишет The New Times.

Иван ДАВЫДОВ

Судя по многим косвенным признакам (ну, скажем так, чтобы не повторять лишний раз фамилию «Поклонская»), вопросы веры волнуют россиян сильнее многих, а то и всех прочих вопросов. Кругом кипят богословские дискуссии, и даже старый тезис о том, что Земля плоская, снова в моде.

Профану рассуждать о вере боязно, а в России, спасибо знаменитому закону о защите чувств, еще и опасно. Но что делать, как себя удержать? Богословы, особенно внутри христианской традиции, много написали книг о том, что вера — это и тяжелый дар, и особый труд. Согласиться с существованием очевидного любой сможет, но поверить-то надо в невозможное, в невообразимое, в абсурдное.

Наше государство это все, конечно, и без богословов понимает и если пока еще не прямо требует, то уже довольно доходчиво намекает, чтобы мы относились к нему как к богу. Вот, например, прошли обыски у активистов «Открытой России». Проводились они, о чем прямо говорится в пресс-релизах Следственного комитета, в рамках дела ЮКОСа, заведенного в 2003 году.

Иные из активистов, которых теперь обыскивают, — граждане восьмидесятых годов рождения. В 2003-м они, вероятнее всего, учились в начальных классах средней школы и, как подсказывает здравый смысл, едва ли могли принять участие в хищениях и организации схем по уходу от налогов, в которых обвиняли творцы дела ЮКОСа Михаила Ходорковского с коллегами.

Но если здравый твой смысл искушает тебя, заставляет сомневаться в словах представителей СК, искать в обысках какой-нибудь дополнительный смысл (ну, правда ведь, они до степени неотличимости похожи на банальные акции устрашения?) — забудь про здравый смысл. Веруй, ибо абсурдно, как учил еще в третьем веке нашей эры великий богослов Тертуллиан.

Отличный тест на патриотизм по-путински, кстати.

Но пока законопослушные россияне ведут богословские диспуты, иногда, чтобы во тьме не потеряться, поджигая автомобили и кинотеатры, из правительства приходят тревожные вести. Слух прошел, будто сам премьер-министр, знаменитый коллекционер кроссовок Дмитрий Медведев, — меньше размышляет о вере, чем следовало бы.

Премьер-министр буквально покусился на святое, подписав на неделе новые требования противопожарной безопасности религиозных объектов. Особенное внимание уделено почему-то кадилу. Бюрократический язык прекрасен, от обширной цитаты тяжело удержаться: «Разожженные кадила во время проведения богослужения могут быть поставлены только на негорючее основание в специально отведенном месте с отделкой из негорючих материалов. Расстояние от места установки разожженного кадила до предметов отделки помещения и интерьера, одежды и других предметов, выполненных из горючих материалов, должно быть не менее 0,5 метра».

НО ЕСЛИ ЗДРАВЫЙ ТВОЙ СМЫСЛ ИСКУШАЕТ ТЕБЯ, ЗАСТАВЛЯЕТ СОМНЕВАТЬСЯ В СЛОВАХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СК, ИСКАТЬ В ОБЫСКАХ КАКОЙ-НИБУДЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ СМЫСЛ (НУ, ПРАВДА ВЕДЬ, ОНИ ДО СТЕПЕНИ НЕОТЛИЧИМОСТИ ПОХОЖИ НА БАНАЛЬНЫЕ АКЦИИ УСТРАШЕНИЯ?) — ЗАБУДЬ ПРО ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ

Тут, конечно, есть повод повозмущаться: похоже, плесский наш премьер возомнил, что в процессе разжигания кадила разбирается лучше, чем священники. А это уже — яркий пример разжигания ненависти и вражды.

Однако можно и по-другому трактовать ту же новость. Вот, говорят часто, будто премьер — фигура декоративная, человек, неизвестно для чего существующий… Иные даже договариваются до проектов политической реформы, предполагающей устранение должности премьера и передачи его полномочий президенту. А он — не зря. Он делом занят. Он процесс разжигания кадила регулирует.

Парламент, не в пример правительству, место, где показатели предельно допустимой концентрации духовности превышены давно и в разы (воздержимся все же, не будем произносить вслух слово «Поклонская»). У депутатов (которым, кстати, повысили зарплату), — новый повод для раздумий и вдохновений. Глава комитета по регламенту Ольга Савастьянова считает, что появилась необходимость выделить специальное время для чтения молитв в начале и конце заседаний рабочих групп.

Межфракционная группа по защите христианских ценностей (нет, невозможно не помянуть Поклонскую, Наталья Поклонская — одна из главных звезд в этой группе), оказывается, давно такую процедуру практикует, что, в общем, логично. Но в регламенте время на чтение молитв не прописано, это создает ощущение какого-то непорядка, а разве возможен в Думе непорядок? Следовательно, скоро все распишут, разложат по полочкам, и, возможно, полезный опыт группы по защите христианских ценностей перенесут на все прочие рабочие группы.

И тут радуешься не только за депутатов. За себя тоже радуешься. Ведь пока депутаты выясняют, сколько минут в день им тратить на молитву, — они не принимают карательных законов. Вроде и делом заняты, и вреда при этом не приносят.

И вот на такое даже повышенной зарплаты не жалко.